Молодец Тэм Лин (или Тэмлейн)

Young Tam Lin, or Tamlane

Главный герой баллады «Молодец Тэм Лин», известной во множестве вариантов как в Пограничье, так и в Абердиншире. Баллада эта является, возможно, самой важной из всех баллад о сверхъестественном, благодаря множеству эльфистических поверий, описанных в ней. Более полная версия ее – № 39A в "Английских и шотландских народных балладах" Чайлда.

В начале баллады король предостерегает девушек своего двора не ходить в Лес Картерхоу, где бродит Молодец Тэм Лин и требует выкупа от каждой девушки, которую ловит в этом лесу – а именно, ее девичью честь. Несмотря на предостережения, дочь самого короля Дженет отправляется к источнику Картерхоу, вызывает Молодца Тэма Лина, сорвав розу, и теряет с ним невинность. Продолжение баллады настолько живо и полно важных деталей, что было бы крайне жалко дать здесь лишь ее изложение.1)

Janet has kilted her green kirtle
A little aboon her knee,
And she has broded her yellow hair
A little aboon her bree,
And she's awa to Carterhaugh
As fast as she can hie.

When she came to Carterhaugh
Tam Lin was at the well,
And there she fand his steed standing,
But away was himsel.

She had na pu'd a double rose,
A rose but only twa,
Till upon then started young Tam Lin,
Says, Lady, thou's pu nae mae.

Why pu's thou the rose, Janet,
And why breaks thou the wand?
Or why comes thou to Carterhaugh
Withoutten my command?

"Carterhaugh, it is my own,
My daddy gave it me,
I'll come and gang by Carterhaugh,
And ask nae leave at thee."

Janet has kilted her green kirtle
A little aboon her knee,
And she has broded her yellow hair
A little aboon her bree,
And she is to her father's ha,
As fast as she can hie.

Four and twenty ladies fair
Were playing at the ba,
And out then came the fair Janet,
The flower among them a'.

Four and twenty ladies fair
Were playing at the chess,
And out then came the fair Janet,
As green as onie glass.

Out then spake an auld grey knight,
Lay oer the castle wa,
And says, Alas, fair Janet, for thee,
But we'll be blamed a'.

"Haud your tongue, ye auld fac'd knight,
Some ill death may ye die!
Father my bairn on whom I will,
I'll father none on thee."

Out then spak her father dear,
And he spak meek and mild,
"And ever alas, sweet Janet," he says,
"I think thou gaest wi child."

"If that I gae wi child, father,
Mysel maun bear the blame,
There's neer a laird about your ha,
Shall get the bairn's name.

"If my love were an earthly knight,
As he's an elfin grey,
I wad na gie my ain true-love
For nae lord that ye hae.

"The steed that my true love rides on
Is lighter than the wind,
Wi siller he is shod before,
Wi burning gowd behind."

Janet has kilted her green kirtle
A little aboon her knee,
And she has broded her yellow hair
A little aboon her bree,
And she's awa to Carterhaugh
As fast as she can hie.

When she came to Carterhaugh,
Tam Lin was at the well,
And there she fand his steed standing,
But away was himsel.

She had na pu'd a double rose,
A rose but only twa,
Till up then started young Tam Lin,
Says, Lady, thou pu's nae mae.

"Why pu's thou the rose, Janet,
Amang the groves sae green,
And a' to kill the bonny babe
That we gat us between?"

"O tell me, tell me, Tam Lin," she says,
"For's sake that died on tree,
If eer ye was in holy chapel,
Or christendom did see?"

"Roxbrugh he was my grandfather,
Took me with him to bide
And ance it fell upon a day
That wae did me betide.

"And ance it fell upon a day
A cauld day and a snell,
When we were frae the hunting come,
That frae my horse I fell,
The Queen o' Fairies she caught me,
In yon green hill do dwell.

"And pleasant is the fairy land,
But, an eerie tale to tell,
Ay at the end of seven years,
We pay a tiend to hell,
I am sae fair and fu o flesh,
I'm feard it be mysel.

"But the night is Halloween, lady,
The morn is Hallowday,
Then win me, win me, an ye will,
For weel I wat ye may.

"Just at the mirk and midnight hour
The fairy folk will ride,
And they that wad their true-love win,
At Miles Cross they maun bide."

"But how shall I thee ken, Tam Lin,
Or how my true-love know,
Amang sa mony unco knights,
The like I never saw?"

"O first let pass the black, lady,
And syne let pass the brown,
But quickly run to the milk-white steed,
Pu ye his rider down.

"For I'll ride on the milk-white steed,
And ay nearest the town,
Because I was an earthly knight
They gie me that renown.

"My right hand will be gloved, lady,
My left hand will be bare,
Cockt up shall my bonnet be,
And kaimed down shall my hair,
And thae's the takens I gie thee,
Nae doubt I will be there.

"They'll turn me in your arms, lady,
Into an esk and adder,
But hold me fast, and fear me not,
I am your bairn's father.

"They'll turn me to a bear sae grim,
And then a lion bold,
But hold me fast, and fear me not,
And ye shall love your child.

"Again they'll turn me in your arms
To a red het gand of airn,
But hold me fast, and fear me not,
I'll do you nae harm.

"And last they'll turn me in your arms
Into the burning gleed,
Then throw me into well water,
O throw me in with speed

"And then I'll be your ain true-love,
I'll turn a naked knight,
Then cover me wi your green mantle,
And hide me out o sight."

Gloomy, gloomy was the night,
And eerie was the way,
As fair Jenny in her green mantle
To Miles Cross she did gae.

At the mirk and midnight hour
She heard the bridles sing,
She was as glad at that
As any earthly thing.

First she let the black pass by,
And syne she let the brown,
But quickly she ran to the milk-white steed,
And pu'd the rider down.

Sae weel she minded what he did say,
And young Tam Lin did win,
Syne covered him wi her green mantle,
As blythe's a bird in spring

Out then spak the Queen o Fairies,
Out of a bush o broom,
"Them that has gotten young Tam Lin
Has gotten a stately-groom."

Out then spak the Queen o Fairies,
And an angry woman was she,
"Shame betide her ill-far'd face,
And an ill death may she die,
For she's taen awa the bonniest knight
In a' my companie.

"But had I kend, Tam Lin," said she,
"What now this night I see,
I wad hae taen out thy twa grey een,
And put in twa een o tree."

Дженет одела поясок,
Юбчонка зелена,
Текла под шелковый шнурок
Златых волос волна,
В отцовский замок Картерхог
Отправилась она!

Две дюжины прекрасных дев
Играли в мяч с утра,
Дженет была прекрасней всех,
Когда шла со двора.

Две дюжины прекрасных дев
Шли в шахматы играть,
Джанет, заметно побледнев,
Явилась к ним опять.

И старый рыцарь ей, скорбя,
Промолвил со стены:
- 'Увы, Дженет, из-за тебя
Нам не простят вины'.

- 'Замолкни, старый пустобрех,
Покуда ты живой,
Возможно я свершила грех,
Но только не с тобой'.

Сказал отец, скрывая гнев,
Но ласково при том:
- 'Увы, Дженет, сдается мне,
Пришла ты с животом'.

- 'Когда б пришла я с животом,
То мне держать ответ,
Но никакой заслуги в том
У лэрдов твоих нет".

'Мой милый – рыцарь неземной,
Он – эльф лесной, он горд,
Когда любимый мой со мной,
Не нужен мне и лорд'.

'Когда он на коне летит,
Быстрей, чем буйный ветер;
То отблеск золотых копыт
Милей всего на свете'.

Дженет одела поясок,
Юбчонка зелена,
Текла под шелковый шнурок
Златых волос волна,
В отцовский замок Картерхог
Отправилась она!

Бывал в такое время дня
Тэм Лин у родника,
Она заметила коня,
Не встретив седока.

Как розы у нее уста,
Вот сорван цвет один –
По волшебству из-за куста
Явился вдруг Тэм Лин:

- 'Зачем же, милая Джанет,
Ты розы рвешь шутя?
Чтоб не явилось в этот свет
Прекрасное дитя?'

- 'Скажи, скажи мне, о Тэм Лин,
Во имя крестных мук,
Ты был ли в церкви раз один?
Ты христианам друг?'

- 'Роксбруг был дед любимый мой,
Я жил при нем тогда.
Когда спешили мы домой,
Со мной стряслась беда'.

'Заиндевелые холмы,
И не забыть мне дня,
Когда неслись с охоты мы,
И я упал с коня'.

'Царицу Фей я не кляну,
Она свела в тот раз
Меня в волшебную страну,
Но жуток мой рассказ!'

'В урочный срок, спустя семь лет
С нас черт оброк берёт!
Меня милей в краю том нет,
И близок мой черёд'.

'Ты знаешь, нынче – Хэллоуин,
А завтра – День Святых,
Спаси меня от злых кручин,
Перехитри ты их'.

'Когда в полночный мрачный час
Волшебный люд в пути,
Беда какая б ни стряслась,
У перекрестка жди'.

- 'Но как же быть мне, о Тэм Лин,
Как мне найти любовь?
Средь этих рыцарей долин
Тебя найти мне вновь?'

- 'Промчится черный конь, звеня,
Вслед – бурые бока,
С молочно-белого коня
Сбрось наземь седока'.

'Мой белый конь всегда со мной,
И надобно учесть,
Я прежде рыцарь был земной,
За это мне и честь'.

'В перчатке правая рука,
На левой ее нет,
Взлохмачен буду я слегка,
Заломлен мой берет.
Вот – безошибочный пока
Мой перечень примет':

'Я обращусь в твоих руках
В гадюку и змею,
Не бойся этого пока
Хранишь любовь мою'.

'Я обращусь в медведя вдруг,
И в яростного льва;
Но ты не бойся, милый друг,
Пока любовь жива'.

'В каленый жезл в твоих руках
Я обращусь тогда,
Но ты, Дженет, не ведай страх,
Не причиню вреда'.

'И обращусь я, наконец,
В расплавленный свинец:
Не дрогнет пусть твоя рука,
Брось в воду родника!'

'Затем без лат и портупей
Предстанет твой герой,
Зеленой мантией своей
От глаз чужих укрой'.

Луны давно на небе нет,
И скрыла землю мгла,
В зеленой мантии Джанет
До перекрестка шла.

И в полночь, чу! Уздечек звон
Во мгле раздался вдруг!
О, как же мил был сердцу он,
Земной, приятный звук!

Вот круп гнедого скакуна,
Вслед – бурые бока,
С молочно-белого она
Стянула седока.

Слилось все, словно миг один,
И рад был, как во сне,
В зеленой мантии Тэм Лин,
Как птица по весне.

И молвила Царица Фей
Из кущи тростника:
-'Она добыла свой трофей –
Благого жениха'.

И молвила Царица Фей,
Но гнев ее не стих:
-'Что ни скажи, достался ей.
Достойнейший жених.
Он был прекрасней и добрей
Всех рыцарей моих'.

'Каб я предвидела, Тэм Лин,
Что в ночь произошло,
Глаза зеленые твои
Забросила б в дупло!'

Здесь мы находим и вызов духа ломанием ветви дерева, посвященного ему, и звенящий бубенцами эльфийский поезд на Всех Святых, самое священное для эльфов время, и эльфийский курган, и дань Преисподней – черту, свойственную шотландской Волшебной Стране – и спасение от эльфов при помощи неразрываемых объятий, и оборотничество пленного, и злую волю Королевы Эльфов.

Тэмлин, Тэмлейн, Тэм-э-Лин – имена, часто даваемые эльфу, иногда пажу, иногда рыцарю, а иногда гротескному комическому персонажу, как в детском стишке:

Tam-a-Lin and his wife, and his wife's mother, They went over a bridge all three together; The bridge was broken, and they fell in; 'The devil go with all!' says Tam-a-Lin.Раз Тэм-э-Лин, его жена и пожилая теща Перебирались через мост, чтоб прогуляться в роще; Но рухнул мост, и средь стремнин "Да и черт-то с ним!" – сказал Тэм-э-Лин.

[Тип: 425 (вариант). Мотивы: C515; D610; D757; F301.1.1.2; F320; R112.3]