Инструменты пользователя


Троу

Trow

Шетландские троу, по всей видимости, в чем-то родственны скандинавским троллям. Некоторые тролли – чудовищные великаны, часто многоголовые, как иные британские великаны, иные же человеческого роста, во многом напоминают простых сельских эльфов, одетых в серое, и мало чем отличаются от эльфов и эльфов других частей Британии. Тролли-великаны, следует помнить, не могут выносить солнечный свет, от которого они каменеют. Этот аспект памятен многим по толкиеновскому "Хоббиту". Шетландским троу свет солнца тоже был опасен, но не смертельно. Троу, которого рассвет застиг на поверхности земли, прячется в землю и не может вернуться в свое подземелье до заката. Кейтли черпает свои сведения о троу из "Описания Шетландских островов" Гибберта (1812), а также из "Обзора Зетландских островов" Эдмонстона (1799), но немало интересных подробностей о них можно найти в "Традициях Шетландов" Джесси М.Е. Саксби. Джесси Саксби сама была родом с Шетландов, девятая дочь девятого ребенка, и в силу этого с детства имела необычайный доступ к мудрости Шетландии. Заполучить эти знания было непросто, поскольку на островах строго соблюдалось табу на всякое нарушение эльфийской тайны. Однако, по праву рождения она была наделена особой привилегией, и рассказывает нам многое – как, например, сведения, сообщенные старым корабельщиком, о Кунал-Троу – королевских Троу, про которого прежде не рассказывал никто:

Одну из разновидностей Троу этот старик называл Кунал-Троу; весьма человечные существа, но натура у них была темная и печальная. Они бродили в уединенных местах после захода солнца, и порою видели, как они рыдают и воздевают руки к небу. Удивляться тут нечему, когда узнаешь, что женщин у Кунал-Троу нет. Они женятся на наших женщинах, и как только рождается ребенок-троу, его мать умирает. Ни один кунал-троу не женится во второй раз, поэтому семейное счастье их быстротечно. Весьма справедливым кажется, что лишь один-единственный сын может унаследовать невеселую участь кунал-троу.
Кунал-троу не может умереть, пока не вырастет его сын, и некоторые философы среди них пытались вести холостяцкую жизнь, теша себя надеждой, что в этом случае они пребудут бессмертными; но у этого народа и на этот случай предусмотрено особое уложение. Троу, который откладывает женитьбу сверх разумного срока, объявляется ими вне закона, пока не приведет в страну троу невесту с земли. Один король троу пошел наперекор этому обычаю, захватил заброшенный брох и столетиями наводил ужас на Острова. Питался он одною землей, из которой превосходно лепил рыб, птиц и младенцев, и говорили, что эти изваяния обладали «гу», то есть, вкусом и запахом того, что они собой представляли.
Судя по всему, он не мог больше выносить свою одинокую жизнь и не без удовольствия соглашался на предложения иных смертных, но страсть к злодейству обычно навлекала на все подобные связи скорый и скорбный конец.
Одна ведьма, жаждавшая узнать тайны страны троу, неотвязно преследовала нашего холостяка и уговорила его жениться на ней, убедив его, что своим искусством научит его, как предотвратить смерть, которой он так боялся. История его обрывается на их свадьбе; но говорят, что именно от этого брака произошли Ганфер и Финис.
Финис это существо, которое появляется перед смертью кого-либо и принимает обличье умирающего. Ганфер же это то, что в наши дни мы называем Астралом – то, что, как утверждают иные спиритисты, неустанно ждет возможности войти в человека и привязаться к его физической жизни.
Ведьма, чарам которой не смог отказать троу-холостяк, как говорят, тайно наведывалась к своей матушке и рассказывала ей много тайн. Она, как говорила ее мать, попала у троу в большой почет, но можно предположить, что жизнь с ними ей не очень-то понравилась, поскольку она оставила матери немало наставлений о том, как противостоять чарам тех троу, что пытаются увлечь ничего не подозревающих девушек в свое безблагодатное царство. На прощание она сказала: "Так что, матушка, пусть берегутся чистые девушки от нечестивых поцелуев, когда серые похитители женщин выходят шутить свои шутки."

У других троу женщин и мужчин бывало примерно поровну, и им были присущи многие черты обычных эльфов, хотя и не без своих собственных странностей. Джесси Саксби рассказывает о них немало интересного в своей непоследовательной манере:

Наши шетландские эльфы вовсе не похожи на утонченных созданий из Шекспира или ирландский «добрый народец» из Лавера. Это невысокие человечки, одетые в серое. Когда на них смотрят, они всегда пятятся задом, лицом к тому, кому не посчастливилось их заметить. Музыку они любят до такой степени, что играют на скрипке непрерывно. Наигрыши их звучат странно и прекрасно, отдавая как гэльскими, так и исландскими напевами. Жилища их располагаются под зелеными холмами или на солнечных склонах гор. Выходить на землю они могут только после заката, и если по несчастью кто-нибудь из них окажется на поверхности хотя бы одно мгновение после восхода солнца, то ему придется на том же самом месте ждать, пока Глюдер (солнце) не закатится снова.
Был некогда троу по имени Бунер, который по ночам приходил и молотил зерно, которое требовалось для Йюля.
Если не сводить глаз с троу, он не может уйти. Услышать, как троу разговаривает – к удаче, а вот увидеть его – к большому несчастью.
Если ребенка поразит троу, то его мать выпрашивает три разных еды у девяти матерей здоровых детей, и этой пищей кормит своего ребенка. Если лечение не поможет, ребенок умрет! «Так-то, ягненочек, что уж тут можно поделать, если ребенка опутал своей сетью серый человек?»
Стальное лезвие, священное Писание, серебро, доброе слово могут защитить от троу, поэтому важно было делать sain. Sain означает примерно то же, что окропление святой водой и подобные церемонии, практикуемые в религии наших дней. Могу сказать уверенно, что saining помогало не меньше, чем все прочие способы!
Если троу привязывался к той или иной семье или местности, те процветали. В одной местности хорошо знали троу по имени Бруни. Он занимался «ярдами» и нередко бросал охапки колосьев и мякины против штормового ветра; но если кто-нибудь вмешивался, он сердился и бросал колосья и мякину ‘in Herda’ – в полном беспорядке.
Однажды Бруни взял под свое покровительство целую округу, и то и дело видели, как он шныряет со двора на двор, творя свое колдовство. Женщинам стало жаль Бруни, который бегал по зимнему морозу в одной тонкой серой рубахе, и они сшили ему плащ с капюшоном и положили во дворе, где он бывал часто. Бруни обиделся на этот добросердечный подарок, и больше его там не видели.
Есть в году время, когда троу можно свободно ходить по земле. Это время – Йюль, поэтому в эти дни нужно особенно беречься их пакостей.
Люди всегда старались задобрить троу и иногда, говорят, жили с ними в мире и согласии. Но чаще их боялись и ненавидели – нередко, похоже, незаслуженно.

В главе «Сказки о троу» Джесси Саксби иллюстрирует большую часть этих качеств, о чем мы упомянем еще в связи с различными эльфийскими чертами, такими, как, например, эльфийская нравственность.

[Мотив: F455.8.1]