Инструменты пользователя


Различия

Здесь показаны различия между выбранной ревизией и текущей версией данной страницы.

Ссылка на это сравнение

tiddy_mun [2018/12/27 01:19] (текущий)
Строка 1: Строка 1:
 +====== Тидди Ман ======
  
 +<html><span class="item-orig">Tiddy Mun, the</span></html>
 +
 +Тидди Ман по всей видимости был выдающимся представителем [[Tiddy ones|Малышей]] или [[Strangers|Ненаших]] в Линкольншире, но заботился больше об уровне почвенных вод, чем о плодородии. Миссис Бальфур записала эту сказку у старушки, которая всю свою жизнь прожила в "<html><span class="orig-what" title="The Cars">Карах</span></html>" и сама принимала участие в обрядах, которые описала. Сказка эта опубликована на местном диалекте, образчик которого можно встретить в "Доле Ненаших", по возможности близко к тексту оригинала. Старушка считала себя последней из людей, помнивших о Тидди Мане. Всю сказку воспроизвести здесь не хватит места, но любой, кто хочет прочитать ее целиком – а это очень стоит сделать – может открыть статью "Легенды Каров" в [[biblio#County Folk-Lore II|"Фольклоре", т. II]], стр. 149-56.
 +
 +Сказка эта относится к XVII в., когда голландские наемные рабочие осушали болота, хотя в ней рассказывается и об окончательном осушении, происшедшем много позже. Фенцы, жившие охотой на птиц и рыбной ловлей, горько сожалели об этом и считали, что духи, обитавшие на болотах, горюют об этом вместе с ними. Болота были полны духов:
 +
 +> <html><span class="orig-what" title="Boggarts and Will-o’-tha-Wykes, an’ sich loike; voices o’ deed folks, an’ hands wi’outen airms, that came i’ tha darklins, moanin’ an’ cryin an’ beckonin’ all night thruff; todlowries dancin’ on tha tussocks, an’ witches ridin’ on tha great black snags, that turned to snakes, an’ raced about wi’ ’em i’ tha watter">Боггарты и блуждающие огоньки, и все вот эти; голоса мертвых людей, руки без плечей, которые ходили в темноте, выли да плакали да ворчали всю ночь напролет; водяные плясали на кочках, ведьмы катались на огромных черных корягах, которые превращались в змей, и гонялись за ними в воде.</span></html>
 +
 +Фенцы боялись их все и не смели выходить из дома в темноту без амулета или библейского шарика – страницы, вырванной тайком из Библии и скрученной в тугой шарик – в кармане; но был один дух, которого они любили столько же, сколько боялись. Звали его Тидди Ман. 
 +
 +Фенцы опасались, что если осушить болота, то Тидди Ман покинет их:
 +
 +> <html><span class="orig-what" title="For thee know’st, Tiddy Mun dwelt in tha watter-holes doun deep i’ tha green still watter, an’ a comed out nobbut of evens, whan tha mists rose. Than a comed crappelin out i’tha darklins, limpelty lobelty, like a dearie wee au’d {151} gran’ther, wi’ lang white hair, an’ a lang white beardie, all cotted an’ tangled together; limpelty-lobelty, an’ a gowned i’ gray, while tha could scarce see un thruff tha mist, an’ a come wi’ a sound o’ rinnin’ watter, an’ a sough o’ wind, an’ laughin’ like tha pyewipe screech. Tha wor none so skeered on Tiddy Mun like tha boggarts an’ such hawiver. A worn’t wicked an’ tantrummy like tha watterwives; an’ a worn’t white an’ creepy like tha Dead Hands. But natheless, ’twor sort o’ shivery like when tha set round tha fire, to hear the screechin’ laugh out by the door, passin’ in a skirl o’ wind an’ watter">Тидди Ман, знаешь ли, он живет в окнах на болоте, глубоко в зеленой тихой воде, и выходит из них только по вечерам, когда встает туман. Вот тогда он выбирался из воды и ходил в темноте, шлепал лапами, совсем как стар-старичок, патлы седые, борода седая, длинная, вся перепутанная, и так вот он ковыляет себе, в серых одежках, в которых едва и увидишь его сквозь туман, и когда он проходит, то слышишь, будто вода шумит, и будто ветер, и будто смеется кто-то, словно чибис свистнет. Никого так не боялись, боггарты и вся эта сволочь, как Тидди Мана. Он был не злой, как водяные бабы, и не был бледный и страшный, как Мертвые Руки. Но все равно мороз по коже продерет, когда сидишь у огня и вдруг слышишь, как за дверью кто-то засмеется эдак скрипуче, и вдруг будто ветер поднимется и вода зашумит.</span></html>
 +
 +Несмотря на страх, который внушал им Тидди Ман, фенцы умели договариваться с ним, потому что когда пора выдавалась очень дождливая, и вода поднималась до самых их порогов, они дожидались новолуния, и тогда вся семья стояла в дверях и дрожащими голосами выкликала во тьму: 
 +  
 +|<html><span class="poem-orig">‘Tiddy Mun, wi'-ou a name,<br />
 +tha waters thruff!’</span></html>|<html><span class="poem-xlat">"Тидди Ман без имени,<br />
 +Вода прорвалась!"</span></html>|
 +
 +Потом они слушали, сбившись в кучу, пока не раздавался над водой голос чибиса, а услышав его, уходили в дом и закрывали дверь, уверенные, что вода спадет. О Тидди Мане ходил старинный стишок:
 +
 +|<html><span class="poem-orig">‘Tiddy Mun, wi'-ou a name,<br />
 +White heed, walkin' lame;<br />
 +While tha watter teems tha fen<br />
 +Tiddy Mun'll harm nane.’</span></html>|<html><span class="poem-xlat">"Тидди Ман без имени,<br />
 +Белые космы, хроменькие ножки,<br />
 +Пока фены полны водой,<br />
 +Тидди Ман никому не навредит."</span></html>|
 +
 +Чего они боялись, то и случилось – вода ушла из фенов: болота осушались, окна зарастали землей, и скоро Тидди Ману станет негде жить. Фенцы опасались его гнева.
 +
 +Сперва он обрушился на голландцев. Один за другим голландцы исчезали, и найти их не могли – они лежали на дне в каком-нибудь омуте. Фенцы знали, кто забирал их. Но другие голландцы приезжали им на смену, работа продолжалась, и вода отступала. Тогда Тидди Ман стал мстить своему собственному народу. Коровы дохли, свиньи голодали, дети начали болеть и чахнуть, крыши обваливались, стены рушились, и все пошло сикось-накось.
 +
 +Поначалу жители Каров не могли поверить, что их старый знакомый Тидди Ман восстал против них. Думали, что это [[tod-lowery|водяные]] или ведьмы; от одних носили обереги, других бросали в воду, но ничего не помогало. Наконец фенцы поняли, что нужно попытаться помириться с Тидди Маном, потому что погосты полнились, а колыбели пустовали. И фенцы вспомнили, как они поступали в лучшие времена и договорились все собраться вместе в следующее новолуние у перекрестка двух каналов возле реки. Все пришли туда, пробираясь в сумерках, и каждый нес в руках плошку с колодезной водой. Когда они сошлись на берегу канала, было уже темно, и там все вылили свои плошки и позвали в темноту так громко, как только могли:
 +
 +|<html><span class="poem-orig">‘Tiddy Mun, wi'-ou a name,<br />
 +Here's watter for thee, tak' tha spell undone!’</span></html>|<html><span class="poem-xlat">"Тидди Ман без имени,<br />
 +Вот тебе вода, забери свои чары!"</span></html>|
 +
 +Они ждали, а вокруг стояла зловещая тишина. Вдруг откуда ни возьмись раздался громкий плач, стоны и вздохи окружили их, и матери закричали, что слышат голоса своих мертвых детей, которые плачут и зовут их, а другие говорили потом, что холодные губы целовали их и легкие крылышки трепетали возле их лиц, и они думали, что это мертвые дети молят Тидди Мана снять свое заклятие и оставить других детей жить. Потом все стихло, и из самой реки раздался голос чибиса, тихий и нежный, и все поняли, что Тидди Ман простил их. Тогда мужчины закричали и запрыгали от радости и побежали домой с облегчением в сердце, и только матери шли следом, плача о детях, которые остались порхать во мраке.
 +
 +После этого в Кары пришло благоденствие и удача – дети и скотина выздоровели, мужчины нашли работу и деньги, и каждое новолуние они выходили на берег канала, лили в него воду и произносили заклинание. Если кто-нибудь не делал так, его настигала болезнь, и все понимали, что Тидди Ман сердится на него.
 +
 +Теперь же новые порядки и новые времена, и Тидди Ман ушел.
 +
 +<html><span class="Motif">[Мотивы: F406; F422; Q552.10]</span></html>