Малый Народец Корнуолла

Small People of Cornwall, the

Иногда в Корнуолле эльфов так и называют, но чаще говорят о них как о «Малом Народце». Они принадлежат к тому самому типу эльфиков, которых так любили живописать авторы елизаветинской и якобинской эпохи. В Корнуолле они не только малы ростом, но и постоянно уменьшаются. Когда-то они были нормального размера, но в наказание за какой-то забытый грех стали уменьшаться – с весьма различной скоростью – пока не превратились в муравьев, или мурьянов. Поэтому в Корнуолле считается дурным делом убивать муравьев: так можно убить эльфа. "Эльфийское поселение на Селеновом болоте" более подробно освещает этот аспект эльфийской традиции.

Дома Малого Народца находятся, судя по всему, под землей, но они выходят на холмы и заросшие цветами луга, чтобы танцевать и праздновать там при свете луны. Такие истории, как "Эльф-вдовец" и "Черри из Зеннора", показывают нам их в частной и семейной жизни. Нередко они посещали дома людей, и некоторые старики и прикованные к постели люди были рады их обществу и забавлялись их затеями.

Боттрелл в "Традициях и сказках у очага из Западного Корнуолла", т. II, стр. 245-6, приводит общее описание, с которым вполне согласуется Хант:

Представители невинного Малого народца, напротив, всегда описываются как в высшей степени прекрасные, всеми, кому посчастливилось видеть их; они устраивают свои веселые ярмарки и задорные танцы на бархатных лугах, лощинах, укрытых меж каирнами, или же в других таких же укромных и уединенных местах, облаченные в яркие зеленые рубашки, небесно-голубые курточки, треуголки на головах мужчин и остроконечные шляпы на дамах, украшенные кружевами и серебряными колокольчиками. <…> Эти славные человечки часто выказывали большую доброту по отношению к тем людям, которые пришлись им по вкусу, и нередко наведывались в бедные хижины, развлекая добрых старичков, лишившихся возможности подняться с постели, своими веселыми проделками и оставляя после себя в воздухе тонкий аромат цветов и звуки прелестной музыки.

Это описание практически подытоживает некоторые рассказы Ханта, опубликованные в "Народных повестях Запада Англии". Последнюю фразу можно обнаружить в рассказе Ханта «Сад Малого Народца» (стр. 118-9), про «укромные местечки меж каирнами, возле самой воды, прелестные зеленые уголки, поросшие папоротниками и морской гвоздикой». Таковы они днем, ночью же рыбаки, подходя к берегу, слышали прекраснейшую музыку, видели сотни огоньков и вдыхали удивительные ароматы аж за милю от земли. Те же, кто подходил еще ближе в лунную ночь, говорили, что видели сотни сверкающих цветов всех оттенков, ярче всех цветов, что растут в садах смертных.

[Мотив: F239.4.3]Боттрелл в "Традициях и сказках у очага из Западного Корнуолла", т. II, стр. 245-6, приводит общее описание, с которым вполне согласуется Хант: