Инструменты пользователя


Различия

Здесь показаны различия между выбранной ревизией и текущей версией данной страницы.

Ссылка на это сравнение

medieval_chronicles [2014/01/19 20:48]
Paul Kaganer Matter of Britain the, Fairy brides, Captives of Fairyland
medieval_chronicles [2018/12/27 01:19] (текущий)
Строка 3: Строка 3:
 <html><span class="item-orig">Medieval chronicles</span></html> <html><span class="item-orig">Medieval chronicles</span></html>
  
-Не стоит думать, что монастырские летописцы жили исключительно в заточении в своих кельях. Нужно помнить, что монастыри в Средние века служили приютами, и что описания из первых уст битв, крестовых походов и придворных интриг можно найти у монахов, ответственных за ведение летописей. Между монастырями существовала оживленная переписка, а зачастую и узы личной дружбы. Вполне вероятно, к примеру, что Ральф Коггсхолльский и Вильям Ньюбриджский дружили и обменивались сведениями. Необычные события и сверхъестественные случаи непременно записывались, и именно из этих источников мы знаем многие из [[early fairy anecdotes|средневековых историй об эльфах]]. Некоторые летописцы, в то же время, будучи людьми духовного сословия, не были монахами. Из таких были [[Geoffrey of Monmouth|Джеффрей Монмутский]] и его друг Уолтер Мап, или Мапс, а также [[Giraldus Cambrensis|Гиральд Кембрийский]] и [[Gervase of Tilbury|Гервасий Тилберийский]].+Не стоит думать, что монастырские летописцы жили исключительно в заточении в своих кельях. Нужно помнить, что монастыри в Средние века служили приютами, и что описания из первых уст битв, крестовых походов и придворных интриг можно найти у монахов, ответственных за ведение летописей. Между монастырями существовала оживленная переписка, а зачастую и узы личной дружбы. Вполне вероятно, к примеру, что Ральф Коггсхолльский и Вильям Ньюбриджский дружили и обменивались сведениями. Необычные события и сверхъестественные случаи непременно записывались, и именно из этих источников мы знаем многие из [[early fairy anecdotes|старинных историй об эльфах]]. Некоторые летописцы, в то же время, будучи людьми духовного сословия, не были монахами. Из таких были [[Geoffrey of Monmouth|Гальфрид Монмутский]] и его друг Вальтер Мап, или Мапс, а также [[Giraldus Cambrensis|Гиральд Кембрийский]] и [[Gervase of Tilbury|Гервасий Тильберийский]].
  
 Все эти летописцы записали эльфийские поверья, представляющие огромный интерес. Ральф Коггсхолльский рассказал истории о [[Malekin|Малекин]] и [[Green Children|Зеленых Детях]]; он также приводит подробное описание [[Mermen|русала]]: Все эти летописцы записали эльфийские поверья, представляющие огромный интерес. Ральф Коггсхолльский рассказал истории о [[Malekin|Малекин]] и [[Green Children|Зеленых Детях]]; он также приводит подробное описание [[Mermen|русала]]:
Строка 9: Строка 9:
 > При короле Генрихе II, когда Варфоломей де Гланвиль владел Орфордским замком, случилось так, что моряки, рыбачившие в открытом море, выловили своими сетями дикого человека, которого они как курьез доставили кастеллану. Этот человек был совершенно наг и всеми частями тела был похож на человека. Росли у него и волосы; и хотя волосы на голове его, казалось, были вырваны клочьями, а голова вытянутая и заостренная, грудь у него была исключительно волосата и космата. Кастеллан держал его долгое время под стражей днем и ночью, чтобы тот не бежал в море. Любую пищу, что ставили перед ним, он жадно пожирал. Вареной рыбе он предпочитал сырую, которую выжимал руками досуха, и тогда поедал. Говорить он не желал, или же не мог, даже будучи подвешен за ноги под жестокой пыткой. Когда его отвели в церковь, он не выказал никакого почтения или веры, не преклонив колени и не склонив головы перед святыми символами. Едва садилось солнце, он спешил в постель и оставался в ней до восхода. Однажды его отвели в купальню и выпустили в воду, отгородив его тройным рядом сетей. Он быстро выплыл на глубину, прорвал все сети и несколько раз выныривал из глубины вод, словно бы дразня смотревших с берега, ибо он бежал из их сетей. Нарезвившись таким образом, когда наблюдавшие уже утратили всякую надежду на его возвращение, он вдруг приплыл к ним по собственной воле, вышел из волн и оставался с ними еще два месяца. Но по прошествии времени его стали охранять менее бдительно, им стали пренебрегать, и он тайно бежал в море и более уже не возвращался. Был ли это смертный человек, рыба, внешностью схожая с человеком, или злой дух в теле утопленника, подобно тем, о которых мы читаем в житие блаженного Аудона, сказать трудно, тем более, что удивительных слухов носится множество, и так много происходит событий, подобных этому. > При короле Генрихе II, когда Варфоломей де Гланвиль владел Орфордским замком, случилось так, что моряки, рыбачившие в открытом море, выловили своими сетями дикого человека, которого они как курьез доставили кастеллану. Этот человек был совершенно наг и всеми частями тела был похож на человека. Росли у него и волосы; и хотя волосы на голове его, казалось, были вырваны клочьями, а голова вытянутая и заостренная, грудь у него была исключительно волосата и космата. Кастеллан держал его долгое время под стражей днем и ночью, чтобы тот не бежал в море. Любую пищу, что ставили перед ним, он жадно пожирал. Вареной рыбе он предпочитал сырую, которую выжимал руками досуха, и тогда поедал. Говорить он не желал, или же не мог, даже будучи подвешен за ноги под жестокой пыткой. Когда его отвели в церковь, он не выказал никакого почтения или веры, не преклонив колени и не склонив головы перед святыми символами. Едва садилось солнце, он спешил в постель и оставался в ней до восхода. Однажды его отвели в купальню и выпустили в воду, отгородив его тройным рядом сетей. Он быстро выплыл на глубину, прорвал все сети и несколько раз выныривал из глубины вод, словно бы дразня смотревших с берега, ибо он бежал из их сетей. Нарезвившись таким образом, когда наблюдавшие уже утратили всякую надежду на его возвращение, он вдруг приплыл к ним по собственной воле, вышел из волн и оставался с ними еще два месяца. Но по прошествии времени его стали охранять менее бдительно, им стали пренебрегать, и он тайно бежал в море и более уже не возвращался. Был ли это смертный человек, рыба, внешностью схожая с человеком, или злой дух в теле утопленника, подобно тем, о которых мы читаем в житие блаженного Аудона, сказать трудно, тем более, что удивительных слухов носится множество, и так много происходит событий, подобных этому.
  
-Уолтер Мап рассказывает о русале Николасе Пайпе, но тот был в Средиземном море.+Вальтер Мап рассказывает о русале Николасе Пайпе, но тот был в Средиземном море.
  
-Вильям Ньюбриджский подтверждает рассказ о Зеленых Детях и рассказывает об эльфийском кургане и краже рога один из самых старых примеров [[thefts from the fairies|кражи у эльфов]].+Вильям Ньюбриджский подтверждает рассказ о Зеленых Детях и рассказывает об эльфийском кургане и краже рога – один из самых старых примеров [[thefts_from_fairies|кражи у эльфов]].
  
-Уолтер Мап в [[biblio#Nugis Curialium|"De Nugis Curialium"]] приводит множество историй, не все из которых произошли в Англии, потому что он много путешествовал. Он рассказывает о [[King Herla|короле Херле]], а ниже в своей книге упоминает о Пути Херлы. Его рассказ о [[Wild Eric|Диком Эрике]] одна из самых старых легенд об [[Fairy brides|эльфийской невесте]], с присущими этому сюжету [[taboo|табу]]. Его же "Эльфийская жена из Брекнок-Мера" еще более близка к современной валлийской традиции, и у него же есть история о [[Melusine|Мелюзине]] "Henno cum Dentibus" и история о женщине, спасшейся от воинства мертвых, очень похожая на сказку о [[Captives of Fairyland|пленниках Волшебной страны]].+Вальтер Мап в [[biblio#De Nugis Curialium|"De Nugis Curialium"]] приводит множество историй, не все из которых произошли в Англии, потому что он много путешествовал. Он рассказывает о [[King Herla|короле Херле]], а ниже в своей книге упоминает о Пути Херлы. Его рассказ о [[wild_edric|Диком Эрике]] – одна из самых старых легенд об [[fairy brides|эльфийской невесте]], с присущими этому сюжету [[taboo|табу]]. Его же "Эльфийская жена из Брекнок-Мера" еще более близка к современной валлийской традиции, и у него же есть история о [[Melusine|Мелюзине]] – "Henno cum Dentibus" – и история о женщине, спасшейся от воинства мертвых, очень похожая на сказку о [[captives of fairyland|пленниках Волшебной Страны]].
  
-Приятель Мапа Джеффрей Монмутский прославился как автор первой литературной обработки артурианских легенд, или [[Matter of Britain the|Дела Британии]], а Гиральду Кембрийскому мы обязаны рассказом про [[Elidor and the golden ball|Элидора и золотой шарик]]. От Гервасия Тилберийского мы знаем про [[portunes|портунов]] и [[Grant the|Гранта]], а также первую историю о [[Midwife to the fairies|повитухе для эльфов]], рассказанную про бретонских драков. +Приятель Мапа Гальфрид Монмутский прославился как автор первой литературной обработки артурианских легенд, или [[matter of britain|Дела Британии]], а Гиральду Кембрийскому мы обязаны рассказом про [[elidor and the golden ball|Элидора и золотой мячик]]. От Гервасия Тильберийского мы знаем про [[portunes|портунов]] и [[grant|Гранта]], а также первую историю о [[midwife to the fairies|повитухе для эльфов]], рассказанную про бретонских драков. 
  
 Средневековые хроники крайне урожайны для нас. Средневековые хроники крайне урожайны для нас.
  
 <html><span class="Motif">[Мотив: B82.6]</span></html> <html><span class="Motif">[Мотив: B82.6]</span></html>