Инструменты пользователя


Различия

Здесь показаны различия между выбранной ревизией и текущей версией данной страницы.

Ссылка на это сравнение

matter_of_britain [2018/12/30 00:59] (текущий)
Строка 1: Строка 1:
 +====== Дело Британии ======
  
 +<html><span class="item-orig">Matter of Britain, the</span></html>
 +
 +Первым Легенды Артуровского цикла назвал "Делом Британии" французский поэт XII в. Жан Бодель, рассказывавший об "этих забавных и милых сказках Британии" ([[biblio#Chanson des Saisnes|"Chanson des Saisnes"]], ред. Мишеля, Париж, 1939 г., 6 томов ff.). Он откровенно считал их легендами, но еще в 679 г. Ненний, автор [[biblio#Historia Britonum|"Historia Britonum"]], считал их подлинной историей. Ненний пишет о "воителе Артуре" и приводит список из двенадцати битв, в которых тот одержал победу, заканчивая битвой при горе Бадон, где Артур побил 960 человек в одной схватке; "никтоже оных не побил есть, как только он один". Профессор Коллингвуд в своей книге [[biblio#Roman Britain|"Римская Британия"]] приходит к выводу, что Артур был историческим воином, возглавлявшим отборный отряд, вооруженный и развернутый способом, ныне совершенно забытым, и помогавшим некоему королю, который нуждался в его услугах против вторжения саксов. Во времена Ненния, однако, уже слагалась, по всей очевидности, легенда; и действительно, Ненний среди прочих "чудес", совершенных Артуром, приводит настоящий фрагмент кельтской традиции – отметину, оставленную ногой Артура во время своей легендарной охоты со своим псом Кабалом на вепря Тройнта.
 +
 +Уже в 1090 г. кельтские традиции касательно Артура дошли до самой Италии, и многие дети получили при крещении имя Артур. В 1113 г. воитель VI века Артур сделался Королем Эльфов, одним из [[Sleeping Warriors|Спящих Воинов]], чьего возвращения ожидали с верой и надеждой. В это время в Бодминской церкви разразилась буря: нескольким монахам из Лаона, посетившим Корнуолл для сбора податей, показали трон короля Артура, и их слуги стали открыто насмехаться над верой корнуолльцев в то, что Артур жив и вернется, чтобы помочь своим соотечественникам. Святость места, в котором это произошло, не предотвратила грозного возмездия. Об этих повериях Вильям Мальмсберийский, серьезный и ученый историк, написал спустя несколько лет в своей книге [[biblio#Gesta Regum Anglorum|"Gesta Regum Anglorum"]] ("Деяния королей английских", 1125 г.): "Сей есть тот Артур, о коем Бритонцы грезят пустыми словесами, оный же по всей правде достоин быть предметом не лживых сказок и мечтаний, но истинной истории." 
 +
 +Мифологическое отношение к Делу Британии отчетливо проглядывает в сказании о "Куллохе и Олвен" из Красной Книги Хергеста, части [[mabinogion|Мабиногиона]]. Здесь мы видим богоподобного короля, окруженного пантеоном низших рангом рыцарей, обладающих особыми и волшебными умениями, что очень похоже по духу на многие старинные ирландские народные сказания. 
 +
 +Кое-что из этого было известно, как мы уже видели, и за пределами кельтских сказок, но большого внимания этот материал не привлекал, пока в 1135 г. [[Geoffrey of Monmouth|Гальфрид Монмутский]] не опубликовал его как подлинную историю в <html><span class="book" title="Libellus Merlini">"Libellus Merlini"</span></html>, впоследствии вошедшей в его [[biblio#Historia Regum Britanniae|"Historia Regum Britanniae"]]. Эта книга имела бешеный успех в широких кругах, несмотря на испуганные протесты таких серьезных историков, как Вильям Ньюбриджский и [[Giraldus Cambrensis|Гиральд Кембрийский]]. Р.Ф.Трехарн в [[biblio#Glastonbury Legends|"Легендах о Гластонбери"]] показал, насколько изложение Гальфрида пришлось по вкусу суровым воинственным людям того времени и как оно изменилось в более цивилизованном и спокойном обществе конца XII – начала XIII вв., когда в сочинениях Марии Французской в Англии и Кретьена де Труа во Франции, а также множества анонимных поэтов и прозаиков, зародилась и выкристаллизовалась идея "джентльмена". Гальфрид Монмутский ввел в исторический контекст национальную гордость, наслаждение битвой и прелесть волшебства, более поздние же авторы познакомили своих соотечественников с рыцарством и идеей джентльменского благородства; и тот, и другие перебрались в волшебный мир.