Кирк, Роберт

Kirk, Robert (1644-92)

Автор наиболее полного и авторитетного исследования об эльфах своего времени, да и, пожалуй, одной из наиболее важных работ на эту тему всех времен. Необычайно также и то, что Кирк – фольклорист, сам вошедший в сказку.

Кирк был шотландским ученым, и в 1682 г. он опубликовал первый поэтический перевод Псалмов на гэльский язык. Этот перевод встретил восторженный прием и прославил имя автора в то время, но в 1691 г. он закончил рукопись, которая разнесла его славу гораздо шире. Это было "Тайное содружество эльфов, фавнов и фей".

Эта книга не печаталась до самого 1815 г., репринт вышел в свет в 1893 г., переизданный с введением, которое написал Эндрю Лэнг. К этому времени рукопись, хранившаяся в Библиотеке Адвокатов, исчезла. Правки Лэнга основывались на предположениях. Книга была снова переиздана в 1933 с дополнительным введением авторства Каннингема Грэхэма и репродукцией картины Д.И.Камерона «Эльфийский курган в Аберфойле». В последнее время, к счастью, увидел свет более полный список из коллекции Лэйнга в библиотеке Эдинбургского университета. Его изучил и отредактировал Стюарт Сандерсон, и существуют планы опубликовать его. Пока что нам приходится довольствоваться существующими изданиями, дополненными великолепным докладом "Перспектива Волшебной Страны", который Стюарт Сандерсон сделал в Фольклорном Обществе и опубликовал в «Фольклоре», т. 75, весной 1964 г.

Роберт Кирк родился в Аберфойле, где его отец был священником, и, прослужив сам двадцать один год священником в Балкуиддере, после смерти отца был призван в Аберфойл. В обоих своих приходах он имел прекрасные возможности изучать эльфийские поверья горцев, и он анализирует их с холодной отстраненностью и непредвзятостью, но с очевидной уверенностью в том, что все они правдивы. В его кратком труде представлены все стороны горского эльфоведения, и если бы выстроить их по алфавиту, получилась бы полная энциклопедия. Есть там и различные теории происхождения эльфов: эльфы как мертвецы, или же напротив как «Природы средней между Человеком и Ангелом, каковыми считались в Старину Демоны»; есть там и зависимость эльфов от смертных, иллюстрируемая примерами сопутника и объедалы; описываются эльфийские кражи, эльфийская еда, эльфийские ремесла, эльфийские полеты, одежда и внешность эльфов, эльфийские стрелки, эльфийская мазь, пленники в Волшебной стране и многие, многие другие аспекты эльфоведения. Все это выписано восхитительной прозой XVII века:

Они не подвластны Хворям, но вянут и тают в известное время, длиной около одного Века. Иные говорят, что непреходящая Печаль, присущая им, происходит от их взвешенного Состояния,

от того, что не ведают они, какая Участь ждет их в конце, когда они будут заключены в одном Состоянии, не будучи в силах более сменить его; если же случаются у них Приступы Веселья, то это подобно застывшей улыбке Черепа, или скорее является Лицедейством, и адресовано другому, нежели происходит от них самих.

Прихожане Кирка, судя по всему, считали, что он нарушил табу на дознание об эльфах, потому что когда тело Кирка нашли возле Эльфийского Кругана в Аберфойле, сразу же прошел слух, что захоронили вместо него всего лишь колоду, а сам священник теперь сидит у подземных жителей под Курганом. Во времена Вальтера Скотта эта легенда еще имела хождение, и ее записал преп. П.Грэхэм, аберфойлский священник, в своих "Зарисовках живописных сцен в южных пределах Пертшира" (1806 г.) Скотт воспроизводит его рассказ в "Письмах о демонологии и ведовстве".

Говорят, что после смерти Роберт Кирк явился одному из своих родственников ночью и попросил сходить к Грэхэму из Дюхрея с посланием от него. Он находился в плену в Волшебной Стране, но у него оставался еще шанс на спасение. Только что родился его посмертный ребенок, и его должны были крестить в Мэнсе. На крестильный пир явится сам Кирк, и если Дюхрей будет держать в руке кинжал и бросит его в призрак Кирка, то колдовство рухнет, и Кирк сможет вернуться в мир смертных.

Кирк, как и обещал, появился на пиру, но Дюхрей так испугался, что не смог метнуть кинжал, и ничего не вышло. Больше стать отцом ребенка и попасть на его крестины Кирк не мог.

Однако, существовала легенда, которая предоставляла ему еще один шанс. Во время Второй Мировой войны молодая офицерская жена проживала в Аберфойл-Мэнсе и ожидала ребенка. Ей рассказали, что если крестины будут происходить в Мэнсе, то еще можно расколдовать Кирка. Кресло, в котором он любил сидеть, все еще стояло в столовой, и если бы кто-нибудь воткнул кинжал в его сиденье, Кирк обрел бы свободу. Офицерша очень надеялась, что их не откомандируют до рождения ребенка. Сам Кирк, скорее всего, явился бы лишь для того, чтобы рассыпаться в прах, но душа его была бы спасена и освободилась бы от невеселого веселья Волшебной Страны.

Таким образом, историю Кирка следует причесть к трагическим рассказам о тех, кого не удалось вызволить из плена в Волшебной Стране.

[Мотивы: F320; F375]