Эльфийские невесты

Fairy brides

С самого начала классического периода легенды о богинях и нимфах, навещавших смертных людей, о трагическом величии их любви заставляли сердца человечества биться сильнее; ибо все такие романы между бессмертными и смертными кончались трагически. Эльфийские традиции подхватили эту эстафету, особенно в кельтских странах. Множество историй рассказывается о браках созданий нечеловеческой красоты с людьми – зачастую с людьми, обладающими выдающимися качествами лидера. Дикий Эдрик, предводитель антинорманского сопротивления в Валлийском Пограничье, вспоминается в первую очередь. Вальтер Мап в своем составленном в XII в. сборнике необычайных происшествий "De Nugis Curialium" вместе с 'Диким Эдриком' приводит сказку 'Эльфийская жена из Брекнок-Мер', которая начинается так же, как история о Гурагез Аннун 'Фея Фан-и-Фаха'. Вот что написано в "De Nugis Curialium" (стр. 91):

Валлийцы рассказывают нам и о другом событии, не чудесном, но чудном. Они говорят, что Гвестин Гвестиниогский сидел, затаившись, близ Брекнок-Мер (озера Ллангорс), что не больше двух миль в поперечнике, и на протяжении трех ясных лунных ночей видел в своих ржаных полях группы танцующих женщин, и крался за ними, пока те не погружались в воду озера; и что на четвертую ночь он задержал одну из девушек. По словам самого человека, каждую ночь после того, как девушки уходили в озеро, он слышал из-под воды их голоса, говорившие: «Если бы сделал он так-то и так-то, то поймал бы одну из нас»; и так, говорит он, их собственные уста научили его, как поймать девушку, которая сдалась на его милость и вышла за него замуж. Первым, что она сказала мужу, было: «Я стану служить тебе по доброй воле со всем послушанием и любовью до того дня, когда ты, торопясь на зов из-за Ллифни, ударишь меня своей уздечкой.» Ллифни же – река, что протекает неподалеку от озера. И случилось в точности так. Уже родилось множество детей, как вдруг муж ударил жену уздечкой, и, вернувшись, он застал ее на пути к озеру, со всем своим потомством. Погнавшись за ними, он едва успел схватить одного из своих сыновей по имени Триунейн Нагелаук (Тринио Фаглога).

В этой истории присутствует элемент хотя бы символического пленения, хотя в истории о «Фее Фан-и-Фаха», голоса научают человека, как следует ухаживать за озерной девой. Присутствует здесь также элемент табу, запрещающего невольный удар уздечкой, как и в более поздней версии этого сюжета. Возможно, здесь имеется связь с мотивом холодного железа.

Фея, больше похожая на богиню – Триамур в стихотворном романе о сэре Лаунфале, который ближе к легенде об Оссиане, потому что здесь герой переносится в Волшебную Страну, хотя в данной версии путешествие в Волшебную Страну кончается счастливо: нарушение табу было наказано и прощено. Возможно, это – литературный элемент в сказке.

Тюленицы играют важную роль в сказках об эльфийских невестах. Их всегда похищают против их воли и удерживают, спрятав их тюленью шкуру, и они сбегают, как только находят ее. У дев-лебедей точно так же крадут их перья, но такая невеста расстается с ними более охотно и оказывается чаще всего девой, превращенной в лебедя, а не родившейся птицей.

Менее милонравная сверхъестественная жена – хотя и не вполне британка по происхождению – Мелюзина, прекрасный водяной дух, превращающаяся в змею, коснувшись воды. Вальтер Мап рассказывает свою версию истории Мелюзины, в которой действие происходит в Нормандии, сказку о Хенно Кум Дентибус, женившегося на прекрасной и с виду смиренной девушке, которая, когда на нее брызнули святой водой, превратилась в дракона. Но эти Мелюзины считались скорее дьяволицами, чем феями.

[Мотивы: C31; C31.1.2; C31.2; C31.5; C31.8; C984; F300; F302.2; F302.4.2.1]