"Эльфы на Истерн-Грин"

'Fairies on the Eastern Green'

Это история о встрече c эльфами шайки контрабандистов близ Зеннора в Корнуолле. Ее рассказывает хозяин постоялого двора в Зенноре. История взята из "Сказаний и фольклора Западного Корнуолла" Уильяма Боттрелла, серия III (стр. 92-4):

Вечером, после долгих уговоров, наш хозяин рассказал нам историю, о которой его жена сказала, что это сущая правда – о том, как компанию контрабандистов, его знакомых, маленький народец (эльфы) согнали с Маркет-Джу-Грин.
Можно надеяться, что эльфы не полностью покинули эту округу, поскольку тут до сих пор живут люди, которые видели их танцы и веселья на Истерн-Грин в последние пятьдесят лет. В то время, однако, там на много акров простирались поросшие травою дюны, и широкая лента мягкого дерна окаймляла проезжую дорогу, по которой так приятно было прогуляться от Чианноура до Маркет-Джусского моста. Большая часть этой зелени теперь смыта волнами, а из того, что пощадило море, многое огородили жадные владельцы прилегающих земель, хотя их право на эти земли, издавна бывшие общими, более чем сомнительно.
О нижеследующем эльфическом приключении поведал мне вскоре после того важный пожилой джентльмен, который слышал о нем от непосредственного участника.
Тома Уоррена из Пола знали как одного из самых отчаянных контрабандистов в округе. Однажды летней ночью, примерно лет сорок тому назад, он и пятеро его сотоварищей пригнали лодку, полную контрабандных товаров, неподалеку от Длинной Скалы. Бренди, соль и т.п. были перенесены на берег выше приливной полосы, и двое отправились в Маркет-Джу, где жили их лучшие клиенты, а один пошел в Ньютаун раздобыть лошадей, чтобы управиться с товаром до рассвета.
Том и два его приятеля очень устали и залегли под кучей добра, надеясь малость соснуть, пока вернутся товарищи. Вскоре, однако, их разбудило пронзительное чириканье «фиперов» (расщепленных стеблей тростника, издающих резкий свист, если в них подуть). Слышен был также и непрестанный звон, как когда старухи гремят оловянными мисками и чугунными сковородками, чтобы загнать в ульи роящихся пчел.
Контрабандисты подумали, что шум происходит от компании молодежи, затанцевавшейся допоздна на Грине. Том встал и пошел туда, чтобы разогнать их по домам, поскольку никому не следует совать свой нос в дела честных торговцев. Выйдя с пляжа, Том поднялся на высокую дюну, чтобы осмотреться, так как музыка звучала откуда-то совсем поблизости.
Невдалеке между дюн Том увидел мерцание огней, вокруг которых прыгали и кружились человечки, похожие на нарядно разодетых кукол. Подобравшись поближе, на бугорке посередине костров Том увидел с два десятка маленьких старичков; многие из них дули в свирели, иные били в цимбалы и бубны, а остальные играли на варганах или пищали в свистульки и дудки.
Том заметил, что все они были одеты в зеленое, за исключением алых шапочек (малый народец так любят этот яркий головной убор, что их и зовут в этих краях «красные шапки»). Но что удивило и насмешило его больше всего, так это со всей серьезностью дующие в свои дудки маленькие старички с длинными развевающимися бородами. Быстро перебирая устьица свирелей, упертых в грудь, они походили больше на козлов, чем на людей, по словам Тома; и Том никак не смог удержаться от того, чтобы окликнуть их: «Что ж вы не побреетесь, старые красные шапки? Побриться бы вам!»
Том окликнул их дважды и собирался повторить в третий раз, как вдруг все танцоры, десятки и сотни тех, которых Том сперва не заметил, подпрыгнули, построились в шеренги и колонны, мгновенно оказались вооруженными луками и стрелами, копьями и пращами, и принялись выглядывать по сторонам своего обидчика. Оркестр тоже построился, сыграл быстрый марш, и отряды «спригганов» стали наступать на Тома, который увидел, как они становятся все выше, приближаясь к нему. Том так напугался, что показал противнику спину и бросился бежать к своим товарищам и разбудил их словами: «Быстро в море, если жизнь вам дорога! Тысячи эльфов и букка-бу через миг будут здесь! Еще немного, и они нас окружат!» Том забрался в лодку, и его товарищи последовали за ним; но по пути целый град камней обрушился на них, и камешки «обжигали, как угли, и прожигали все, на что попадали».
Контрабандисты отгребли на много фатомов от берега, прежде чем осмелились оглянуться, хотя и знали, что в море они в безопасности, потому что ни одно из эльфийских племен не смеет коснуться соленой воды. Наконец, бросив взгляд на берег, они увидели выстроившееся вдоль берега войско безобразнейших существ, угрожающе жестикулировавших и тщетно пытавшихся попасть из своих пращей в людей.
На расстоянии фарлонга1) от берега контрабандисты подняли весла и смотрели на своих врагов почти что до рассвета; но как только послышался топот коней по дороге от Маркет-Джу, маленький народец отступил в дюны, и контрабандисты высадились на берег.
Контрабандисты собрали все свое добро, и больше ни спригганы, ни букки-бу их не тревожили, но с тех пор невезение постоянно сопутствовало Тому.

Эта история – прекрасный пример того, как эльфы отвечают на нарушение эльфийской тайны.

[Мотивы: F236.1.6; F236.3.2; F361.3]

1) почти 1 км.