Эльфийский бык

Elf-Bull

"Северная старина" Джемисона содержит рассказ о самой знаменитой из Крод Мара, корове, приносившей телят от визита водяного быка, и о неблагодарном фермере, ее хозяине:

Эльфийский бычок ростом невелик по сравнению с земными быками, мышиной масти, корноухий, с короткими рогами торчком; коротконог; с телом длинным, круглым и вертким, как у дикого зверя; шкура его коротка, гладка и лоснится, как у выдры; он сверхъестественно боек и силен. Чаще всего они появляются на берегах рек; по ночам они сжирают много зеленого зерна; и избавиться от них можно только при помощи и т.д., и т.д. (определенных заклинаний, которые я забыл).
Один фермер, живший на берегах реки, держал корову, которая не подпускала к себе ни одного быка из соседских стад; но каждый год в один определенный день в мае она уходила с пастбища и медленно брела вдоль реки, пока не выходила к маленькому островку посреди реки, поросшему густыми кустами; там она входила в воду и, то вброд, то вплавь, добиралась до островка. Проведя некоторое время на островке, корова возвращалась на свое пастбище. Так продолжалось несколько лет, и каждый год, по прошествии должного времени, корова приносила теленка. Все телята были, как на подбор, мышиной масти, корноухие, круторогие, круглые и длинные, вырастали до приличного роста и были на редкость умны, сильны и работящи, все, как один,

.

Наконец, однажды утром в канун святого Мартина, когда все зерно лежало «под крышей и под замком», фермер сидел со своей семьей у инглсайда, зашел разговор о том, чтобы зарезать Юл-Март. «Наша Хоки,» – сказал фермер, – «и жирна, и гладка; жилось ей славно все эти годы, и она была нам доброй коровкой; она дала нам в плуги и стойла нашего коровника лучших бычков в этих местах; и вот теперь, я думаю, мы можем позволить себе собрать ее старые косточки, так что она и будет нашим Мартом
Не успел он выговорить эти слова, как Хоки, стоявшая в коровнике за халланом вместе со всем своим потомством, привязанным за траммели к стойлам, прошла сквозь стену коровника легко, как сквозь бумагу; в воротах повернулась и громким мычанием стала звать своих детей, по разу на каждого; они вышли вслед за ней, построились по порядку и пошли вдоль реки, вошли в реку, выбрались на островок, исчезли в кустах, и с тех пор ни коровы, ни ее телят не видали и не слыхали в тех местах. Фермер и его сыновья, смотревшие на все это с изумлением и ужасом с расстояния, вернулись домой с тяжелым сердцем, и в тот год уже не думали ни о Мартах, ни о весельях.

[Тип: ML6060]