Чертовы Псы Дэнди

Devil's Dandy Dogs

Это корнуолльский вариант Дикой Охоты, тесно связанный с Дандо и его сворой, Гаврииловыми Трещотками и Свистопсами, валлийскими Кун Аннун и, несколько более отдаленно, с Поездом Херлы. Последняя легенда наиболее эльфийская из всех – остальные относятся к верованиям, связанным больше с дьяволом, чем с эльфами. Дьявол и его гончие – самая опасная из всех дьявольских стай. Хант в "Народных повестях Запада Англии" (стр. 223-4) цитирует историю, рассказанную Т. Куиллер-Коучем, в которой эти псы разорвали бы пастуха на части, если бы тот не пал на колени и не принялся молиться.

Бедный пастух возвращался как-то раз домой по болотам ветреной ночью, как вдруг вдалеке, где-то в Торах, услышал лай собак, в котором он вскоре признал гибельные голоса чертовых гончих. До дома ему оставалось мили три или четыре, и пастух, донельзя напуганный, заторопился домой так, как только позволяла обманчивая почва и темнота. Но, увы! мрачный лай и жуткий голос погонщика своры все приближались и приближались. После недолгой погони они оказались так близко, что оглянувшись – о ужас! – пастух мог уже явственно различить собак и охотника. На последнего было жутко смотреть: он обладал всем набором черт – глаза, как блюдца, рога и хвост – обычно приписываемых черту. Он, конечно же, был черен, и в руках держал длинный охотничий хлыст. Псы, которым не было числа, покрыли весь клочок болота, который можно было разглядеть; каждый извергал пламя и лаял неописуемо страшно. Ни хижины, ни скалы, ни дерева не было поблизости, никакого укрытия для бедного пастуха, и ему не оставалось уже ничего, как предать себя их ярости, как вдруг счастливая мысль осенила его. Когда псы уже готовы были наброситься на него, он упал на колени и принялся молиться. В святых словах, которые он произносил, была таинственная сила; потому что тотчас же, словно бы кто-то вступился за пастуха, адские псы остановились, и лай их стал скорее жалобным, а охотник прокричал: «Бо шров!», что (как говорит мой рассказчик), на древнем языке означает «Парень молится!», и вся охота помчалась за кем-то другим и исчезла.

Корнуолльский дьявол охотится за человеческими душами. Добыча многих других дьяволов – ведьмы; в скандинавской же легенде охоту ведет Один, впоследствии превратившийся, как и Дандо в полудьявола, и преследует он эльфийских женщин. На примере этих охот можно видеть, сколь незначительна может быть разница между чертями, эльфами и мертвецами.

[Мотивы: G303.7.1.3; G303.16.2]