Уход эльфов

Departure of The Fairies

Со времен Чосера и по наши дни всем известно, что эльфы ушли или почти пропали, но они так и не исчезли. Спустя два столетия после Чосера епископ Ричард Корбет обращается к этой теме:1)

Farewell rewards and fairies,
   Good housewives now may say;
For now foul sluts in dairies
   Do fare as well as they.

And though they sweep their hearths no less
   Than maids were wont to do,
Yet who of late for cleanliness
   Finds sixpence in her shoe?
Где вы теперь, подарки фей,
Где добрые хозяйки?
Теперь живут всех веселей
Неряхи и лентяйки.

Что толку холить свой очаг,
О чистоте радея?
Ведь шестипенсовик в башмак
Вам не подложит фея.

Спустя еще некоторое время Обри записывает историю об эльфе, которому пришлось убираться, когда на церкви в Инкберроу повесили колокола. Люди слышали, как тот жаловался:

Neither sleep, neither lie,
For Inkbro’s ting-tang hangs so high, —
Не приляжешь, не уснешь
Под Инкборовский гудеж!

Еще через два века Рут Тонг услышала похожую историю в Сомерсете – эту историю можно найти в "Сельском фольклоре", т. VIII, стр. 117. Она о фермере с Найтон-Фарма на Эксмурском болоте, который был очень дружен с пикси. Те молотили ему зерно и выполняли различные другие работы, пока его жена, из исключительно добрых побуждений, не нашила и не оставила им костюмчиков, после чего им, как и любому брауни на их месте, пришлось убраться. Но пикси не утратили дружеских чувств к фермеру, и однажды, вскоре после того, как повесили колокола в Уитипуле, отец семейства пикси встретился с ним:

– А вот не ссудишь ли ты нам на время плуг да снасть? – спросил он.
– Для какой такой надобности? – поинтересовался фермер. Он слыхал, что пикси делают порой с лошадьми.
– Хочу вот увезти свою женушку и малышей от этих звонилок.
Фермер доверил лошадей пикси, и те переехали со всем своим имуществом, до последней крынки, на Уинсфорд-Хилл, а когда старые коняги вернулись домой, они выглядели как чудесные двухлетки.

Но все это были лишь частные переезды, не полная эвакуация, хотя они и демонстрируют один из факторов, которые, как считалось, могут выгнать эльфов из округи. ‘Бегство из Димчёрча’ Киплинга, описанное в "Пак с Волшебных холмов", очевидно, основывается на действительной сассексской традиции.

Где-то в начале XIX в. Хью Миллер описал, по его мнению, окончательный уход эльфов из Шотландии на ручье Ити. Это описание можно найти в повести "Старый красный песчанике" в сноске к главе 11.

В Субботнее утро … все обитатели этой маленькой деревушки отправились в церковь – все, кроме одного пастушка и его маленькой сестры, которые остались возле одной из хижин; и едва лишь тень от солнечных часов в саду пересекла линию полудня, они увидели длинную кавалькаду, поднимающуюся из ущелья по лесистой лощине. Она извивалась мимо пригорков и кустов и, огибая северный угол избушки, за которой прятались единственные зрители всей этой сцены, начинала уходить вверх по пологому лугу на юг. Лошадки были маленькие, лохматые, мышастой масти; наездники же – низкорослые уродцы, облаченные в камзолы и пледы, длинные серые плащи и маленькие красные шапочки, из-под которых выбивались на лоб и хлестали по щекам нечесанные космы. Мальчик и его сестренка стояли и смотрели на них в немом изумлении и полной растерянности, а они, всадник за всадником, один безобразнее другого, все уменьшаясь в росте, огибали хижину и исчезали в рощице, котора тогда покрывала весь холм, пока наконец не поравнялся с хижиной последний всадник во всей кавалькаде, замыкавший ее на дистанции в несколько ярдов.
– Кто ты, маленький человечек? – спросил мальчик, любопытство которого взяло верх над страхом и приличиями. – И куда вы скачете?
– Не из рода Адамова я, – ответил человечек, обернувшись в седле, – Людей Мира больше не увидят в Шотландии.

Абердиншир находится в северной части Низовой Шотландии; горцы навряд ли бы отпустили эльфов так запросто. В самом деле, в кельтских частях Британии до сих пор бытуют живые традиции. Даже в Срединных Графствах, в Оксфордшире, А.Дж.Эванс, писавший в "Фольклорный журнал" за 1895 г. о камнях Роллрайт-Стоунз, приводит последнее записанное предание об эльфах. Старик по имени Уилл Хьюз, скончавшийся вскоре после того, как Эванс встретился с ним, заявлял, что лично видел эльфов, танцевавших вокруг Королевского Камня. Они вышли из норы в земле возле него. Бетси Хьюз, вдова Уилла, знала эту нору; она и ее подружки часто заваливали ее камнем, чтобы эльфы не могли выйти, пока они играют около нее.

Но сколько бы раз ни сообщали о том, что эльфы ушли, они по-прежнему рядом. В Ирландии эльфийские поверья до сих пор вплетены в ткань повседневной жизни; в Горах и на Островах традиции продолжают жить. Не только в кельтских регионах, но и по всей Англии то и дело всплывают какие-то случаи, связанные с эльфами. Как хор полицейских в "Пензансских пиратах", они прощаются, но не уходят.

[Мотив: F388]