Инструменты пользователя


Танцы

Dancing

Занятие, приписываемое эльфам, большим и маленьким, наиболее часто. Прекрасные или безобразные эльфы равно упражняются в нем. В литературе, начиная с XVI в., можно найти бессчетные упоминания об эльфах как о танцорах. В анонимном "Преображении девицы" (см. Эльфики), вышедшей в свет примерно в то же время, что и "Сон в летнюю ночь", мы видим прелестную череду эльфийских забав, сопровождаемых песней:

By the moone we sport and play,
With the night begins our day;
As we daunce, the deaw doth fall;
Trip it little urchins all,
Lightly as the little Bee,
Two by two and three by three:
And about go wee, and about go wee.
При луне мы играем и веселимся;
День наш начинается с ночью;
Мы танцуем, и выпадает роса;
Пляшите по ней, маленькие урчины;
Легко, как пчелки,
По двое и по трое:
Мы кружимся и кружимся.

А позже в том же веке веселый епископ Корбет в балладе «Где вы теперь, подарки фей» писал:

At morning and at evening both
You merry were and glad,
So little care of sleepe and sloth
   This prettie ladies had;
И поутру, и ввечеру
Вы веселы и рады;
Ни отдыха, ни ночью сна
   Вам, малышам, не надо.
When Tom came home from labour,
Or Ciss to milking rose,
Then merrily merrily went their tabor.
   And nimbly went their toes.
Том шел домой с работы,
Подойник Цисс несла –
А табор ваш вольготно
   Плясал вокруг села.

В XIX в., когда рассказы об эльфах начали освобождаться от стремления к морализации и аллегории, свойственного веку XVIII-ому, в ‘Амелии и гномах’ Дж.Г.Эвинг мы встречаем гротескных гномов, которые любят танцы не менее, чем самые изысканные и утонченные эльфы из всех. Все эти литературные украшения верны старой традиции эльфийской любви к танцам и музыке.

В одной из самых старых среди старинных историй об эльфах, герой "Дикого Эдрика" видит свою будущую жену-эльфийку танцующей в доме в Кланском Лесу. Во многих валлийских вариантах сказки ‘Рис на эльфийских танцах’ мы находим историю о юноше, который вступает в эльфийское кольцо или заходит на старую мельницу, и его спутники теряют его из виду и лишь слышат музыку, но ничего не видят. Во множестве версий спутника обвиняют в убийстве друга, но, к счастью, обвинения начинаются примерно по прошествии года с той ночи. Тогда спутнику Риса удается убедить судей сходить с ним на место, где исчез его друг. Все они слышат музыку, и друг Риса, попросив кого-нибудь подержать его за полу плаща, вступает одной ногой в кольцо и вытягивает оттуда своего друга, страшно истощенного и все еще носящего на плече фляжку, с которой он шагнул в круг. Он уверен, что еще не закончился и первый танец.

Троу с Шетландов танцуют два вида танцев: хенки исполняют гротескную пародию на ‘гусиный танец’, сидя на корточках на земле, обхватив руками ягодицы, они подпрыгивают, выбрасывая то одну, то другую ногу; другие троу танцуют сложные танцы с вычурными фигурами.

Джон Обри в цитируемом нами отрывке описывает настоящий эльфийский хоровод, который видел его школьный учитель, вместе со щипками, которыми эльфы наказали незваного гостя. Миниатюрные любвеобильные эльфы, на сожительство с которыми претендовала Анна Джефферис, танцевали и веселились в великолепном дворце, в который они переносили ее. Невозможно перечислить все случаи, когда эльфов видели танцующими, но стоит, вероятно, заметить, что многие танцевальные мелодии считаются перенятыми у эльфов искусным скрипачом или волынщиком. Должно быть, наиболее известные из таких мелодий – шотландский ‘Эльфийский танец’ и ‘Эйр из Лондондерри’.