Бове, Ричард

Bovet, Richard

К концу XVII в., прежде чем рационализм века XVIII возобладал надо всем, появилось немало книг с сильной тягой к сверхъестественному и менее скептическим взглядом на эльфов, чем тот, что бытовал в елизаветинскую эпоху, авторы которой склонны были осмеивать веру в эльфов как суеверия темных крестьян. В 1686 г. выходят "Пережитки язычества" Обри, "Достоверность миров духов" Бакстера в 1681, "Saducismus Triumphatus" Джозефа Глэнвиля в 1681, "Тайное содружество" Кирка в 1691, "История его времени" Уильяма Лилли в 1681 и "Чудеса незримого мира" Коттона Мэтерса в 1693. Среди наиболее интересных из них – "Пандемониум, или Чертова обитель" Ричарда Бове, опубликованная в 1684 г.

Ричард Бове принадлежал к интеллектуальным сливкам лондонского общества. Он вышел из пуританской семьи родом из Тоунтона, и существуют даже слухи о том, что он пострадал от Судьи Джеффриса после восстания Монмута. То, что Бове шел в ногу с мыслью своего времени, демонстрирует посвящение книги доктору Генри Мору, автору "Философических стихов" (1647). Бове рассказывает нам об эльфистике больше, чем Глэнвиль и Бакстер. Два его наиболее важных вклада в копилку наших знаний – описание эльфийской ярмарки близ Блэкдауна, что между Питминстером и Чардом, и сообщение от шотландского информатора об Эльфенке из Лейта. Стиль Бове прост и ясен.

Достоин изучения фронтиспис книги, поскольку он содержит весь спектр поверий, описываемых Бове. На заднем плане – зачарованный замок, из которого поднимается дракон, а у ворот стоит рогатый привратник. В небе ведьма летит на драконе поменьше. Перед замком – эльфийский хоровод. Справа – монах, защищенный магическим кругом и четками, удерживает несколько ошарашенную компанию бесенят, один из которых чешет в затылке, а другой вцепился в рясу монаха в надежде вытолкнуть его из круга и утащить в преисподнюю. Сзади – хижина ведьмы; слева – ведьма, также защищенная кругом, поднимает, как она считает, мертвую женщину в саване, завязанном узлом на голове, хотя торчащее из-под подола копыто говорит о том, что ведьма вызывает не дух мертвого, но дьявола. Все это соответствует ортодоксальным пуританским убеждениям того времени, согласно которым мнимые привидения – это на самом деле переодетые черти.

Общий настрой и стиль книги оставляет впечатление яркой и симпатичной личности. Будем надеяться, что Бове не попал в руки Судьи Джеффриса.