Инструменты пользователя


Обри, Джон

Aubrey, John (1626-1697)

Один из самых замечательных антикваров. Множество старинных обычаев и историй об эльфах были бы потеряны для мира, если бы он не внес их в свои хроники. В своей "Естественной истории Сёррея" он рассказывает об Френшемском Волшебном Котле, который регулярно одалживали любому, кто просил о нем на склоне Френшемского Волшебного Холма; это он первым называет волшебныe слова для эльфийских полетов – «лошадка да шапка» – и приводит один из самых старых рассказов о Мег Мулах, брауни женского пола, чья традиция в Верхней Шотландии жива по сей день.

Один из очерков, неоспоримо принадлежащий перу Обри, упомянут Холлиуэлл-Филлиппсом в "Примерах эльфийской мифологии у Шекспира" и ныне потерян. Он содержался, вероятно, в утраченном томе "Hypomnemata Antiquaria", и подробно о нем можно прочитать в "Анатомии Пака" К.М.Бриггс (стр. 34), где напечатан следующий отрывок.

В году 1633-4, вскорости по поступлении моем в начальную Латинскую Школу в Яттон-Кейнеле (близ Чиппенхема, что в Уилтшире), нашего курата мистера Харта навестили однажды ночью оные эльфы. Проходя лужайками в сумерках и приблизившись к одному из эльфийских хороводов, как называют их простолюдины в тех краях, сиречь же травяному кругу, вытоптанному оными духами на траве, он внезапно увидел неисчислимые полчища пигмеев или же очень низкорослых человечков, танцующих круг за кругом, поющих и издающих всевозможные писки и звуки. Он, удивленный до чрезвычайности, не в силах был, по его словам, убежать, прикованный к месту, как он считает, неким колдовством. Заметив его, человечки тотчас же обступили его со всех сторон; он же, охваченный изумлением и страхом, споткнулся и упал, они же набросились на него и принялись щипать нещадно, ни на миг не переставая пищать и лепетать по-своему. Наконец они оставили его и пропали. Когда же взошло солнце, он обнаружил себя в точности в центре одного из оных эльфийских хороводов. Этот рассказ он поведал мне собственнолично спустя несколько дней после этого злосчастного приключения. Когда же я с моим соседом по комнате Стампом отправились ночью посмотреть на хороводы на лужайках, мы не увидели ни одного эльфа. Но правда говорится, что они редко показываются тому, кто отправился их искать.

Этот отрывок прекрасно характеризует стиль Обри и упоминает многое из того, что присуще эльфов того времени – их любовь к танцам, обычай щипать тех, кто им не нравится, и их странную неразборчивую речь. Такие же перлы содержатся в "Разностях" Обри, его "Пережитках язычества" и двух Историях графств, Суррея и Уилтшира.